Закон непрерывности движения одного рычага*

В своей повседневной жизни вообще, а в боевой в частности, мы сталкиваемся с организацией движений и можем, естественно, отличать один вид двигательной деятельности от другого. И настолько привыкли к инерции накатанных схем, которые присутствуют в любой школе движений (боксе, борьбе, беге и пр.), что на вопрос: «Что ты делаешь, воин?», или: «Что ты чувствуешь при этом?» - напрашиваемся в лучшем случае на молчаливое презрение. Своим видом воин показывает, что он или разучивает удары, или выполняет броски и т. п. Насколько он (воин) представляет предмет, коим занят, - вот исходный пункт для его двигательного воспитания. И как это ни прискорбно, лишь с приобретенным опытом авторы могут с полным основанием заявить, что в большей части существующие представления о цели и методах не отвечают даже близко сущности собственно движения. Поясним на примере удара.

В китайских школах единоборств дистанция до цели диктует длину рычага. Далее следует выбор задающего движение сустава. Следующий этап - создание на этом задающем суставе закона непрерывности движения. И, наконец, построение касательной выбранным рычагом. Все эти события призваны создать (родить, воспроизвести) ударное движение.

Сам удар, как явление передачи импульса препятствию, связан с условиями передачи импульса препятствию, что в свою очередь включает примерно столько же событий.

При таком положении вещей мы можем утверждать, что воин не только знает, что делает, но и чувствует все происходящие эволюции. Без этого перечисленного набора любое боевое движение - случайная комбинация соотношений, которую в свое время называли «научением».

Не развивая дальше эту тему, остановимся на том моменте, что для осознанного выполнения движения необходимо задаться неким законом движения на выбранном суставе. Получив затем перемещение этого сустава в пространстве, можно вести разговор о том, куда и как полученный импульс передавать.

*Суперпозиция (наложение) состояний - вызывают движения (λЬ).
Суперпозиция движений - вызывают циклы (непрерывности).

Закон непрерывности движения одного рычага имеет свое кинематическое выражение в траектории восьмерки. Жизнь прекрасна тем, что многие сущности позволяют постигать через некие опосредованные структуры. Всем памятен флагистон, теплород, гравитация.

Открытие непрерывности (через освоение восьмерок движения) является очень большим шагом в эволюции воина. Несмотря на большие трудности в представлении всех составляющих, названных выше, сразу же за открытием восьмерок следуют выводы:

1. Рычаг плеча описывает в пространстве восьмерку своим концевиком (локтем).
2. Эта пространственная восьмерка имеет свои проекции на все координатные оси (на все координатные плоскости).
3. Рычаг предплечья поступательно перемещается в пространстве, вычерчивая своей длиной некую восьмерочную ленту, всегда определенным образом располагаясь к полуосям восьмерки локтя.
4. В зависимости от выбранного сустава площади восьмерок имеют разные размеры.

Казалось бы, с открытием закона непрерывности должно сразу что-то произойти. Однако сколько еще предстоит работы, чтобы закон окончательно сформировался и занял положенное ему место в практике, т. е. заработал! В познаниях сути движений прослеживаются те же этапы, что и вообще в познаниях явлений и процессов. Вот почему и здесь некое качество (открытое где-то и как-то) часто некуда приложить; для этого качества не созрела почва, и оно будет «висеть» до тех пор, покуда не сформируется система отношений, к которой это качество можно приложить.

Очень интересно наблюдать за этим эволюционным ходом, когда вначале рождаются те или иные двигательные представления, а затем идет оформление их в принципы и законы. Что поражает, так это то небольшое отклонение от истины, которое при этом имеет место. Ведь сколько тупиковых двигательных представлений проходит перед глазами во время изучения материала мировых школ единоборства!

Неоднократно приходится задавать себе вопрос о механизмах, позволяющих отсеивать ненужное, идти все время как бы генеральной дорогой, лишь незначительно отклоняясь порой и возвращаться снова?

Что примечательно. Почти не приходится вносить особых коррективов; ни одно положение не ломает предшествующих, а лишь надстраивается над ними.

Именно и поражает больше всего это обстоятельство. Поражает провидение, постоянно присутствующее и неукоснительно ведущее по главной магистрали.

Вначале у нас было намерение писать лишь об ударах, а закончив материал, перейти к броскам, захватам, освобождениям и т. п. Затем по ряду причин от этой затеи пришлось отказаться. Это связано с тем, что в некотором роде книга является автобиографической. В ней есть ряд обстоятельств, которые покажутся некоторым воинам поучительными и привлекательными в том плане, что помогут определиться не только, а может и не столько в чисто двигательном плане, сколько в методике, следуя которой можно и самим достичь определенных результатов.

Несмотря на официальное мастерство в производстве ударов, опыт поединков и, как нам казалось, основательное представление о том, что мы делаем, последующая жизнь и практика показали мизерность этого багажа. Наблюдая за мастерами различных школ за рубежом, нам основательно пришлось убедиться в том, что они грешат тем же обстоятельством. Но это чистосердечные заблуждения, т. н. «прекрасные катастрофы». Не будь издержек в логике, вряд ли кому удалось бы сломать традиции и силу авторитета. Вообще авторы заметили, что монополия на предмет заведомо приводит его к вырождению. И это проще простого. Ведь открытие народу двигательных тайн рождает не только их усвоение, но и необходимость развиваться дальше, чтобы побеждать. Очень легкий путь, кстати, освоить минимум и соблюсти на него монополию. И в процессе жизни побеждать скрытым знанием. Уместно задать вопрос, как долго это может продолжаться? Ведь всегда у противника имеется свой скрытый запас боевых навыков. А теперь как решить дилемму: кто кого? Оба оказываются практически раздетыми, вооруженными лишь поверхностными навыками и, естественно, зависящими от многих случайностей. Простым глазом видна бесперспективность такого пути. Движение по пути воина должно быть восходящим, при формировании вначале простых движений, затем осознания их и выработки качеств в управлении ССЧ, объединения двигательных моментов в программу, постижение комплексным управлением плечесуставной и тзб-й осями, освоение биоэнергетики и т. д. и т. п.

Что примечательно. Если в ударах шел буквально какой-то прорыв в неизвестное, то в бросках поначалу дело обстояло не столь драматично, хотя перемены назревали практически такие же глубокие. Здесь работает правило, открытое еще И. П. Павловым. Смысл его в том, что ЦНС не может одновременно удерживать два сильных раздражителя одинаково. Или нервной системой «усваивается» более сильный раздражитель, либо автоматически (подсознательно) гасится один из них. В последующих разделах психорегуляции двигательных функций (ПР) мы коснемся этих положений. Сейчас авторам хотелось бы объяснить, почему так работает логика, что выбирается, например, психический акцент на удары, а не на броски.

Дело в том, что в ударах очень много промежуточных фаз, приводящих к физиологическому эффекту. Рассмотрим эту цепочку. Вначале следует ударное движение с законами и принпипами его организации (знание о вращателыюсти и касательности, ведомых-ведущих рычагах, представления о конусах вращений, плоскостях развертывания ударов, рабочих ходах оснований конусов вращений и т. п. Затем следуют условия передачи импульса препятствию (представления о триаде удара, разворотах кисти, углах постановки, зонах передачи импульса препятствию и т. п.); следующим звеном в знании является умение вызывать требуемые физиологические эффекты противника (знание анатомии и физиологии ССЧ, адекватных требуемых реакций на величину предлагаемого импульса, представление о тактике переноса ударов на ССЧ противника и многое-многое другое).

Другими словами, между намерением провести удар и вызвать требуемую физиологическую реакцию противника и результатом лежит масса зависимых положений.

С бросками несколько проще при любом угле зрения. Двигательная задача с логической точки зрения (формально) не слишком сложна: прилагается пара сил и под ее воздействием вертикаль ССЧ противника приводится в то или иное пространственное положение, из которого под действием силы тяжести формируется самостоятельное или падение сопровождения.

Если начертить некие линейные зависимости между ударными и бросковыми замыслами, то конечный результат ударного решения будет значительно дальше отстоять от замысла, чем бросковый.

Есть еще одно очень немаловажное обстоятельство. Последствия ударного воздействия в основном связаны с некой скрытой сущностью, возникающей вследствие Гуковского сжатия, в то время как бросок вызывает лишь перемещения ССЧ противника в пространстве и, как правило, с большой амплитудой. Те же последствия бросков, которые связаны с ударами тела противника о землю, например, очень легко устраняются не особо сложной самостраховкой.

При освоении бросковых движений желательно получить ряд промежуточных представлений, в определенной степени описывающих предмет. Если перевести это положение на наше человеческое сознание вообще, то получится некое движение мысли от некой начальной условности до закона включительно.

Если перед нами имеется ССЧ противника, то для бросков желательно связать ее с категорией Н-ССЧ (вертикаль ССЧ противника). Это собственно приведенный рычаг высоты человека. Это понятие включено в следующее - конус соответствия. Ведь раз противник стоит, в кинематической схеме-заменителе у основания Н-ССЧ имеется как бы круглая площадка, из которой поднимается вертикаль. Выводя противника из равновесия, мы как бы создаем пространственную фигуру, в основании которой лежит окружность, а стороной является касательная основанию Н-ССЧ.

Определив все это, можно сделать биокинетический вывод:

- в основе броска лежит построение «конуса соответствия», приводящее к развалу вертикали ССЧ противника.

Это надо понимать так, что при определенных усилиях вертикаль ССЧ наклонена так, что дальнейшее равновесие противника невозможно. Вот это-то мгновенное положение и оценивается конусом соответствия, так как без приложенных усилий его не существует. В связи с тем, что выводить из равновесия можно на все 360°, понятием «конус» в данном случае удобнее всего пользоваться.

Замечания по «ключам»

Противник проводит на нас «мельницу», бросая вперед.

1-й способ сваливания: вверху захватить его руку, вверху лежа между его ног, сдать назад и свободной рукой толкнуть в район таза.

2-й способ: падая, захватить его корпус руками поперек и, используя инерцию, протянуть так, чтобы он проектировался на спину. Бросать можно сбоку от себя или между своих ног в положении «сидя».

 -

 -

-

Подхват.

В подхвате тянуть руками вначале следует с двух ног, по касательной мимо себя. Затем, когда движение противника определится, на пути его ССЧ выставить свободную ногу и ждать. Когда вес противника «займет» ногу, на опорной ноге делается разгиб колена, тзб. с. идет назад-вверх, одноименный пл. с. вперед-вниз. Вот это-то и малое рабочее движение следует «выхватывать» из остальных подготовительных.

  -

Бросок подбивом таза противника своим сзади.

 -

 Волнообразным движением заходим за противника, своим тазом касаемся его крестца и, слегка подрывая его ноги, наклоняемся вперед, подталкивая тазом тело противника, а руками сопровождая его падение на спину.

 -

 -  

Задняя подножка.

При ее проведении желательно зайти за руку противника с тем, чтобы лишить его возможности сопротивляться о наш корпус. Обойти руку противника можно нырком под нее, отведением своей рукой и огибанием тазом, в зависимости от того, на какой высоте была первоначально рука противника.

 -

 -

 Понятие о конусе соответствия (конусе приложения пары сил).

Очень удачна категория бросковой практики, однако в этот период времени ей что-то мешает вписаться в материал и долгое время лишь подспудно влиять на бросковую практику. Смысл понятия в том, что высоту ССЧ относят к высоте конуса, а его основание по площади зависит от ширины ног противника. Пара сил воина прикладывается таким образом, чтобы вывести конус из равновесия. Соответствие в том, что чем шире ноги противника, тем больше основание конуса, тем больше усилий на развал ССЧ противника.

В бросковой тактике следует руководствоваться следующими положениями:

- оценить стойку противника, чтобы найти оптимальные силы для развала ССЧ;
- приложить «длину плеча» своих пары сил на вертикаль ССЧ противника:

а) для высокого противника верхнее усилие рук воина и центр плеча сил опускается вниз (это значит, например, что бедро делать бесполезно, т. к. противника не «вытянуть» из-за его роста);

б) для низкого противника верхнее усилие рук воина и центр плеча сил, соответственно, поднимаются вверх (это значит, что броски можно производить и при захвате головы, но уже все броски захватом ног явно затруднительны).

Сворачивание высокого противника через колено.

В этом случае делается захват не на линии пояса противника, а на уровне тазобедренного комплекса, чтобы ноги противника не цеплялись за татами при броске.

Лонг-центр 2012-2015гг.