Анализ движений рычагов руки

На данном рисунке показано развитие конуса вращения р. плеча при одновременном подъеме локтя и увеличении дистанции до препятствия. В начальный период реакция опоры препятствия направлена в локоть. По мере увеличения дистанции локоть, естественно, будет разгибаться, а благодаря подъему руки реакция опоры начнет переходить в пл. сустав. При этом двигательные возможности как задающего звена у р. плеча исчерпываются, перекладывая эти функции на р. ключицы. Мы рассматриваем этот пример

для того, чтобы познакомиться с явлением, которое до этого не затрагивали, но которое существенно сказывается на всей нашей двигательной практике. Речь пойдет о «сворачивании» конуса вращения задающего движение рычага. Данным термином оценивается не только уменьшение площади основания задающего движение к. вращения, но и уменьшение создаваемой при этом амплитуды перемещения рычагов руки в данном случае. При этом возможность управления рычагами руки переходит на р. ключицы, на котором появляется небольшая площадь осн. к. вращения, которая затем увеличивается до полной. Реакция опоры теперь полностью сосредотачивается на пл. суставе, локоть переходит в разряд обеспечивающего звена, начинается новый виток соотношений на сформированной таким образом рычажной системе ССЧ.

Подход к понятию «объема вращения»

-

В связи с тем, что пл. сустав - шарнирный, что дает возможность производить выносы рычагов руки в различные точки пространства (в рамках длины руки, естественно), вводится понятие «объема восьмерки вращения». Под ним понимается любое пространственное расположение как основания к. вр. задающего рычага, так и «уложенной» в площадь данного основания восьмерки непрерывности. В зависимости от высота подъема локтя основания к. вращений могут располагаться над экватором «объема вращения» и под экватором, а также слева или справа отвеса, проходящего через сустав и центр рассматриваемого объема. Иногда говорят об экваторе горизонтальном или экваторе вертикальном.

 -

Замечания

1. Обкатка конусов вращений р. р. ключицы и плеча.

В подъеме р. плеча при фиксированном угле локтя реакция опоры препятствия в локтевой сустав не меняется, в каком бы направлении ни формировалось движение. При согнутой в локте руке реакция опоры препятствия направлена под углом к продольной оси р. прпл. При некотором значении локтевого угла реакция опоры полностью формируется на кисти. Это положение приводит к тому, что реф-лекторно постигается т. н. удар корпусом, при опущенном локте и прижатой к корпусу руке. Характерно, что в этом положении не только хорошая управляемость стихийно сгруппированного тела, а и большая помехоустойчивость движения, т. к. масса корпуса большая и незначительные влияния рук противника не приводят к остановке ударного движения. Последним положительным моментом является то, что с прижатыми к корпусу руками воин непроизвольно решает проблему защиты. Данная форма движения быстро схватывается, им начинают пользоваться, решая те или иные проблемы. Одним из парадоксов является то, что по мере освоения рычагов ССЧ данный удар начинает распадаться. Улетучивается буквально на глазах. Идет так называемое «размывание» стихийно осознанной суммы. На поздних этапах обучения это движение всплывает вновь и можно посмотреться в зеркало своего двигательного детства. Только в таком сравнении можно сделать тот окончательный вывод, которым мы утверждаем очередной раз: в стихийном постижении двигательной активности невозможно выбрать ту огромную сумму составных частей, организующих эффект соотношений организма со средой.

2. Об организации ударов ногами.

-

В некоторой аналогии с работой рычагов рук работа р. всей ноги также строится на задающем движение рычаге и таковым выступает тазобедренная ось.

Плоскости развертывания рычагов ноги и пл-ти постановки также трехкоординатные. При построении ударных движений р. всей ноги следует приводиться к касательной основания к. вр. тзб. оси!

 -

 -

3. О непрерывности и программе движений.

Довольно часто можно наблюдать, как при демонстрации двигательной активности у воина «заклинивают» элементы ССЧ. Это выражается в том, что человек неспособен выйти из некой статической позы, и требуются огромные усилия для того, чтобы хоть что-то делать в этот период. Этого удается избежать, если мысленно вычленить из ССЧ любое рычажное зве-

но и его свободному концевику сообщить перемещение по закону непрерывности, т. е. начать перемещать этот конец рычага по восьмерке! Эти перемещения рычагом можно проводить до тех пор, пока в сознании не просветлеет. Несколько погодя можно перейти на закон парности заносов или ввести перемещения ССЧ на любом из нижних суставных звеньев. Этими указанными способами не только удается выйти из заклинивания, но и обеспечить себе относительную свободу в позах, перемещении, имитации воздействия. Собственно, указанная свобода действий и является настоящим показателем мастерства воина. Вот почему обязательно требуется разобрать обстоятельства «заклинивания» и непременно выделить причину. Возможно было потеряно поле зрения, или воин не «приводился» к поверхностям умозрительных опор, или не выделил рычаги движения и не задался законом их перемещения, или же не построил вообще задачи на движение.

Хотелось бы отметить следующее обстоятельство. Вполне естественно разучивать некие движения (приемы) и, пользуясь ими как средствами, приобретать двигательные умения и качества. Сталкиваясь с европейской логикой, можно повсеместно наблюдать, как накатанные (натасканные) программы движений идут на демонстрацию. Существует даже некая «парадная логика» с тренировками именно в плане натаскивания спортсмена на форму движения. Согласен с теми мастерами РБ, у которых это обстоятельство вызывает не только внутренний протест, но и пренебрежение. В чем тут суть? Мы сказали, что приемы нужны как средство. Если человек демонстрирует на стадионе, например, свое умение, он этим выражает как бы двигательное умение или качества. Приглядевшись повнимательнее, замечаешь, что ни умения, ни качества и в помине нет. Есть натаскивание на несколько примитивно-трюковых движений. Кого же в таком случае обманывает этот воин (спортсмен)? Конечно же, самого себя! Вот почему настоящему рукопашнику претит «спортистость», ибо он представляет, сколь горька доля, сведшая двух или несколько представителей «венца природы» на поле боя и требующая от них уничтожения себе подобного. Не знаю, какую примитивно-вульгарную нужно иметь психику, чтобы в этом явлении усмотреть предмет для соревновательности?!

Лонг-центр 2012-2015гг.