Введение

Желание написать подобную книгу возникло у нас неслучайно. Дело в том, что в своей жизни, независимо от рода занятий и привязанностей, человек движется.

Движение составляет основу обеспечения жизни организму. Но если спросить любого человека о законах движения вообще и человеческого тела в частности, получим далекие от сущности ответы. Разговор о законах движения, которые могли бы быть использованы в практической жизни, теряет смысл, так как человек только в эмпирике доходит до каких-то двигательных навыков и пользуется ими в личной жизни бессознательно.

Уместно возразить здесь о спорте, но как станет ясно ниже, занимающиеся выходят на режим движения обходными путями, мягко говоря, вслепую.

При такой постановке вопроса может сложиться мнение, что задача сознательного выполнения движения крайне сложна, если бы не одно обстоятельство.

Оказывается, в практической жизни существуют формы движений. Они включают в себя как траектории отдельных частей тела, так и траектории объемов, составленных из частей с заданными условиями и целью.

Наблюдающий, представляя инерцию своих частей тела и определенные мышечные усилия, а также полученный результат, составляет собственное внутреннее «чувство движения» объекта движения. Насколько это приблизительно, известно каждому профессионалу. Конфуций в свое время отмстил, что три пути ведут к знанию:

- размышлений - самый благородный;
- подражаний - самый легкий;
- опыта - самый тяжелый и неблагодарный.

В вышесказанном создании «чувства движения» просматривается путь подражания, приводящий к индивидуальным ощущениям, которые, естественно, не дают полного представления о характере видимого движения.

Иногда даже при полном повторении движения по форме невозможно выразить их адекватное содержание.

На конечном результате внешне похожих движений скажутся и тонус мышц, и способность распределения сгибателей и разгибателей, и масса составляющих данную движущуюся систему частей и т. д. В видах спорта существуют собственные формы движений, которые позволяют решать стоящие перед данным видом задачи.

Всем известны формы движений бегунов, пловцов, боксеров, гребцов. Спутать их невозможно. Тем не менее, даже в пределах одной секции имеется огромнейший набор движений занимающихся, непохожих одно на другое, которые приближаются к какому-то эталону формы.

В практике это положение дает дорогу мнению о проявлении индивидуальности, будучи логически неверным.

Разрубить этот гордиев узел довольно просто: необходимо иметь обязательную «школу» движения и произвольные «сочетания». Тогда можно будет одновременно судить и об арсенале занимающегося, и о его творческой индивидуальности.

Достаточно сказать, что в некоторых видах спорта этот вопрос в первом приближении начинает решаться.

В циклических видах спорта уместно говорить о видах движения, в нециклических -о приемах.

Конечная цель каждой формы движения не всегда ясно видна. Очевидной является задача бегуна - быстрее, прыгуна - дальше, штангиста - больше. Это одна сторона оценки.

Несколько более скрыта другая. Это - эффективность. Но в свою очередь эффективность является сложной составляющей, одним из звеньев которой является рациональность.

Вопрос о том, какими усилиями обеспечивается выполнение требуемого эффекта, в большей части для тренеров и наблюдателей остается областью догадок.

Необходимость рассматривать движение во всех его компонентах была, есть и будет самой насущной потребностью обращающихся к этому вопросу как сознательно, так и стихийно.

Будем исходить из того, что каждое движение рождается с намерения. Намерение должно быть осуществлено или готовым двигательным навыком, или подбором двигательных навыков, или сочетанием готовых и полученных в результате совершения действия на какой-то приобретенной динамической схеме (устойчивости, координации, группировки и т. д.). Авторы отдают себе отчет в том, что неспециалисту трудно будет разобраться в этом материале, требующем расшифровки понятий, но тем не менее, пытаются вести логику рассуждений однонанравленно.

За намерением следует ориентировочная реакция (сосредоточение), связанная с необходимостью начальной оценки простраиственно-тонусных характеристик аппарата движения. Это и есть субъективное ощущение «чувства тела».

Следующая фаза - выполнение движения. Это целостный динамический акт, в котором работают как эфферентные, так и афферентные синтезы, которые сигнализируют одновременно и о положении движущейся конечности, и о состоянии мышечного аппарата, учитывая различие между потребным будущим и положением движущегося органа в настоящем и создавая коэффициент этого различия, являющегося основным фактором построения движения (Н. А. Бернштейн).

Выше мы отметили, что движение совершается с конечной целью. Эффект от единственного его построения может оказаться недостаточным. В случае единоборства при потере объекта из фокуса действия усилия эффект может быть нулевым.

Это положение рождает следующую фазу движения - восстановление в пространстве, с целью повторения данной комбинации сначала. Названный момент создания «кинетических мелодий» требует совершенно нового подхода к вопросу, который однонанравленно не удается решить.

Без знания специфических законов движения вопрос их целесообразной организации, логики развития, направленности изучения и отработки остается открытым. Вес перечисленные выше моменты организации движения выбираются тон стихийностью, которая многим людям не позволяет не только открыть свои дарования, по и освоить обязательный двигательный минимум в выбранном виде спорта или роде деятельности.

Примечание.

Почти вся жизнь, проведенная в изучении двигательной активности человека, позволяет авторам достоверно утверждать, что спонтанный процесс обучени! двигательной активности, к великому сожалению, является эпизодическим процессом в жизни как тренеров, так и учеников, и взятый в виде подражания от предшествующей практики практически не прививается, уже не говоря о том, какие от этого всею получают результаты.

Большинство тренеров и их воспитанников не представляют ни физической природы двигательных явлений, ни способов их организации, ни методов постижения. Тренерская практика, исходя из сказанною, является обезьяничаиием. как это ни обидно, а факт и не более. В подавляющем большинстве организация двигательной активности ведется от увиденного, а при этом занимающиеся не имеют ни малейшего представления уже об имеющихся в мире знаниях об анатомии, физиологии, биофизике, психологии, энергетике и т. д., не говоря уже об изотерических дисциплинах. Наблюдательность древних в свое время позволила им, вычленив функцию, установить, через какую форму движения онаоиосредуетсяорганизмои при его отношении со средой. И если движение для древнего человека воспринималось как следствие организма в соотношениях

со средой, то современный человек изучает движение как самоцель, ради самого движения. Это обстоятельство ставит с ног на голову весь доставшийся в сложной практике двигательный опыт.

Мало того - сместились цели и задачи движений, а вместе с ними поплыли и уровни (или пласты) двигательной активности:

а) формирование организма, способного емко воспринимать окружающий мир, и выработка механизмов обеспечения этого восприятия;

б) перенос в пространстве сформированной структуры и организации движений, в соответствии с внешними и внутренними критериями:

- техническим;
- тактическим;
- эффективности;
- комфортности;
- эстетичности;

в) формирование психофизиологического статуса, способного решать производственные (социально-исторические, общественные) задачи.

Перечисленные потери позволяют сделать вывод о том, что при такой постановке вопроса не только не будет собственного движения оперед, по и имеющийся материал нечем воспринимать и некуда соотносить.

В связи со сказанным ясно, сколь важно теперь создать такую структуру отношений людей, в которой созданное содружество (сообщество, общность) войдут в двигательный уклад и начнут пропитываться в нем. проходя многолетний индивидуальный путь («грорастания». Любая же другая эпизодическая занятость, естественно же, не может оставить в людях сколь бы то ни было значительный след!

Мы будем обращаться к древнеяпонскому искусству БУГЕЙ (умению производить удары, броски, захваты и освобождения, выполнять приемы оружием, страховаться и т. д.), одновременно помня, что принципы построения движений, логика их исполнения, законы протекания являются общими для всех других видов спортивной и прикладной деятельности.

Авторская группа

Лонг-центр 2012-2015гг.