Мозговая организация движения

Исходным для организации произвольного движения или сознательного действия являются аппараты лобных долей мозга, которые не только поддерживают и регулируют общий тонус мозговой коры, но и обеспечивают при участии внутренней речи и под влиянием афферентных, доходящих до них от других отделов мозга, создание намерения или двигательной задачи; с помощью этих аппаратов осуществляется создание, сохранение, выполнение программы действия и постоянный контроль над его протеканием.

Всякое движение протекает в твердой системе пространственных координат, которые для одних видов движений (элементарные двигательные синергии) имеют относительно подчиненное значение, а для других (попадание в цель, конструктивная деятельность) играют ведущую, определяющую роль.

Анализ основных пространственных координат и сохранение их как той матрицы, в пределах которой выполняются произвольные движения и действия, связан с функционированием затылочно-теменных отделов мозга, включающих в свой состав центральные аппараты как зрительных, вестибулярных, так и кожно-кинестетического анализаторов; эти отделы мозга являются ведущим звеном для обеспечения пространственной организации движения.

Вторым, едва ли не самым существенным, условием выполнения движения является сохранность его кинестетической афферентации.

Только поступление кинестетических импульсов от двигательного аппарата может обеспечить четкие сигналы о положении суставов, состояний и степени напряженности мышц, тем самым обеспечивая четкую адресацию афферентных импульсов.

Именно эти функции несут постцентральные отделы мозга, которые являются корковыми аппаратами кинестетического анализа и синтеза, обеспечивая «праксиз позы».

Третьим условием успешного протекания движения является постоянная регуляция тонуса мышц и достаточно быстрое и плавное переключение с одной двигательной иннервации на другую, с формированием целых «кинетических мелодий» на заключительном этапе выработки двигательного навыка.

Управление каждым координируемым движением требует постоянного изменения тонуса мышц, что обеспечивается работой подкорковых узлов (стриопаллидарной системой).

Подкорковые двигательные образования находятся под постоянным тормозным и модулирующим влиянием коры, и прежде всего ее премоторных отделов, которые сами являются важнейшим аппаратом, организующим последовательные цели движения, протекающие во времени.

Премоторная зона коры головного мозга, которая, возможно, и не участвует в осуществлении отдельных, изолированных движений человека, является важнейшим аппаратом для организации серий движений, обеспечивая деиннервацию уже выполненных звеньев двигательного акта и плавное переключение на последующие звенья, т. е. важнейшим аппаратом «кинетических мелодий», или двигательных навыков.

Необходимо упомянуть еще одно образование большого мозга, играющее определенную роль в организации двигательных процессов.

Движения человека, как правило, требуют координированного участия обеих рук, причем эта координация может быть различной сложности. В одних случаях она протекает по типу одинаковых аллиированных движений, когда обе руки одновременно выполняют одни и те же действия, в других случаях движения обеих рук носят различный характер, причем ведущая (правая) рука выполняет основное действие, в то время как подчиненная (левая) рука лишь обеспечивает наилучшие условия для работы правой руки, играя роль обеспечения «двигательного фона».

Эта форма координации, возможная лишь при совместной работе обоих полушарий, была подробно изучена рядом авторов (В. Г. Ананьев, 1959 г. и др.). Наконец, в третьих, наиболее сложных случаях, движения обеих рук носят взаимно противоположный реципрокно-координированный характер, и сгибание одной руки должно совершаться на фоне одновременного разгибания другой.

Все эти формы координированной организации движений обеих рук могут осуществляться лишь при ближайшем участии передних отделов мозолистого тела, волокна которого соединяют одноименные пункты премоторной и двигательной коры.

Современные представления о мозговой организации произвольных движений и активных действий являются лишь первым приближением к решению этого сложнейшего вопроса. Однако принципиальная схема мозговой организации сложных двигательных актов уже сейчас начинает вырисовываться достаточно ясно. Все факты однозначно показывают, что произвольные движения и действия человека являются сложными функциональными системами, осуществляющимися сложной динамической констелляцией совместно работающих отделов мозга, каждый из которых вносит свой собственный вклад в построение движения.

Примечание.

На биомеханических примерах видно, как организуется целенаправленное усилие воина на звеньях ССЧ, имеющих различное количество степеней свободы.

Любое обучение двигательному акту целесообразно начинать с выделения (назначения) функции данного звена ССЧ.

Ь). Из неподвижною пл. с. р. плеча описывает конус вращения р. плеча, растягивая или сжимая р. пл. Этим осуществляется функция выноса кисти в зону передачи импульса препятствию. Р. предплечья приводится к касатсльности осн. к. вр. р. плеча; этим выбирается предельная комфортность и обеспечивается предельно возможная наїрузка на р. нрпл.

а). Из гр.-кл. сустава р. кл. описывает конус вр. р. кл. Это первый силовой конус ССЧ. Если расположить р. прпл. касательно осн. к. вр. р. ПЛ., обеспечивается наибольшая наїрузка на р. плеча.

с). Одновременное «скатывание» обоих концов р. плеча (по осн. к. вр. р. кл. и осн. к. вр. р. плеча) дает поступательность р. плеча, вращательная составляющая которой идет на перемещение

рр. руки в пространстве, а продольная - на «воздействие». Р. плеча описывает в пространстве плоскую поверхность, на которой его каждое последующее положение параллельно предыдущему.

d). Образовав на двух конусах вращений поступательность, появляется возможность возврата р. плеча на 3-м конусе вращения - к. вр. б. р. груди. Образованная т. о. непрерывность является целостным динамическим актом р. плеча, в котором уже выделяется прямой «ход» на «возд-е» и обратный «ход» на занос и «взведение» ил. сустава!

Лонг-центр 2012-2015гг.