Блок программирования, регуляции и контроля сложных форм деятельности

Одну из сторон психической жизни человека составляет организация активной, сознательной психической деятельности. С задачей и связан третий из основных функциональных блоков мозга - блок программирования, регуляции и контроля за протекающей деятельностью.

Человек не только пассивно реагирует на поступающие сигналы. Он формирует планы и программы своих действий, следит за их выполнением и регулирует свое поведение, приводя его в соответствие с этими планами и программами; наконец, он контролирует свою сознательную деятельность, сличая эффект своих действий с исходными намерениями и корригируя допущенные ошибки.

Этим задачам и служат аппараты 3-го блока головного мозга. Аппараты расположены в передних отделах больших полушарий, кпереди от передней центральной извилины.

«Выходными воротами» этого блока является двигательная зона коры (4-е поле Бродма-на), 5-й слой которой содержит гигантские пирамидные клетки Беца, волокна от которых идут к двигательным ядрам спинного мозга, а оттуда к мышцам, составляя часть большого пирамидного пути.

Эта зона коры топографически построена так, что ее верхние отделы являются источником волокон, идущих к нижним конечностям противоположной стороны, средние - к верхним конечностям противоположной стороны, а нижние - волокон, направляющихся к мышцам лица, губ, языка.

Первичная двигательная кора не может работать изолированно; все движения человека в той или иной степени нуждаются в тоническом пластическом фоне, который обеспечивается базальными двигательными узлами и волокнами экстрапирамидной системы.

Первичная двигательная кора является «выходными воротами» двигательных импульсов. Двигательный состав тех импульсов, которые она посылает на периферию, должен быть хорошо подготовлен, включен в определенную программу. Без такой подготовки направляемые через переднюю центральную извилину импульсы не могут обеспечить целесообразные движения.

Подготовка двигательных импульсов не может быть выполнена самими пирамидными клетками; она должна быть обеспечена как в аппарате самой передней центральной извилины, так и в аппаратах надстроенных над ней «вторичных» зон двигательной коры, которые готовят двигательные программы, лишь затем передающиеся на гигантские пирамидные клетки.

В пределах передней центральной извилины аппаратом, участвующим в подготовке двигательных программ и передаче их на гигантские пирамидные клетки, являются верхние слои коры и глиальное серое вещество, окружающее нейроны.

Отношение массы глиального вещества к массе нейронов передней центральной извилины резко возрастает по мере эволюции. Величина глиального коэффициента у человека, например, вдвое больше, чем у высших обезьян.

Эти данные указывают на то, что по мере перехода к высшим ступеням эволюционной лестницы и особенно у человека двигательные импульсы, генерируемые гигантскими пирамидными клетками Беца, становятся все более управляемыми; эта управляемость и обеспечивается мощно возрастающим аппаратом глиального вещества, окружающего клетки Беца.

Передняя центральная извилина является проекционной зоной, исполнительным аппаратом мозговой коры.

Решающее значение в подготовке двигательных импульсов имеют надстроенные над ней вторичные и третичные зоны, подчиняющиеся тем же принципам иерархического строения и убывающей специфичности. Отличием здесь является тот факт, что если во 2-м, афферентном блоке мозга процессы идут от первичных к вторичным и третичным зонам, то в 3-м, эфферентном, блоке процессы идут в нисходящем направлении, начинаясь в наиболее высоких - третичных и вторичных зонах, где формируются двигательные планы и программы, переходя затем к аппаратам первичной двигательной коры, которая посылает подготовленные двигательные импульсы на периферию.

Другое отличие 3-го, эфферентного, блока коры от 2-го, афферентного, блока заключается в том, что этот блок не содержит модально-специфических зон, представляющих отдельные экстероцептивные анализаторы, а состоит из аппаратов эфферентного, двигательного типа, находящихся под постоянным влиянием аппаратов афферентного блока.

Роль основной вторичной зоны играют премоторные отделы лобной области. Морфологически они сохраняют тот же тип «вертикальной» исчерченности, который характерен для всей двигательной коры, но отличаются несравненно большим развитием верхних слоев - слоев малых пирамид.

Раздражение этих отделов коры вызывает не сокращения отдельных мышц, а целые комплексы движений, имеющих системно организованный характер (повороты глаз, головы, всего тела и хватающие движения руки).

Раздражение передней центральной извилины вызывает возбуждение в ограниченном участке мозга, распространяющееся лишь на близлежащие точки.

Раздражение премоторных отделов коры распространяется на достаточно отдаленные участки, включающие и постцентральные зоны (в свою очередь участки премоторных зон отделов коры возбуждаются под влиянием раздражения далеко расположенных от них участков афферентных отделов коры).

Все эти факты позволяют отнести премоторные зоны к вторичным отделам коры и предположить, что они играют в отношении движений такую же организующую роль, как и вторичные зоны задних отделов, превращающие процессы, организованные по сомато-топичес-кому принципу, в функционально-организованные системы.

Наиболее существенной частью разбираемого функционального блока мозга являются префронтальные отделы мозга, которые иногда называют гранулярной лобной корой, из-за

наличия в них большого числа мелких клеток (гранул). Именно эти отделы мозга, относящиеся к третичным зонам коры, играют решающую роль в формировании намерений и программ, в регуляции и контроле наиболее сложных форм поведения человека.

Префронтальная область мозга имеет богатейшую систему связей как с нижележащими отделами мозга, так и со всеми остальными конвекситальными отделами коры.

Благодаря двухстороннему характеру этих связей префронтальные отделы коры находятся в особенно выгодном положении как для вторичной переработки сложнейших афферентаций, приходящих от всех отделов мозга, так и для организации эфферентных импульсов, позволяющих оказывать регулирующее воздействие на эти структуры.

Решающее значение имеет тот факт, что лобные доли мозга, и особенно их медиальные и базальные отделы, обладают мощными пучками восходящих и нисходящих связей с РФ (ретикулярной формацией).

Эти области новой коры получают импульсы от систем 1-го функционального блока, «заряжаясь» от него, в то же время они оказывают интенсивное модулирующее влияние на образования РФ, придавая ее активирующим импульсам дифференциальный характер и приводя их в соответствие с теми динамическими схемами поведения, которые формируются непосредственно в лобной коре мозга.

Т. о. префронтальные отделы коры играют важную роль в регуляции состояний активности, приводя их в соответствие с формируемыми с помощью речи намерениями и замыслами.

Префронтальные отделы мозга человека имеют и другие функции, более непосредственно связанные с организацией активной деятельности. Как было сказано, префронтальные отделы коры связаны практически со всеми остальными отделами коры больших полушарий.

Т. е. префронтальные отделы коры мозга являются третичными образованиями мозговой коры, тесно связанными со всеми остальными зонами коры головного мозга.

В отличие от третичных зон задних отделов мозга третичные отделы лобных долей фактически надстроены над всеми отделами мозговой коры, выполняя т. о. гораздо более универсальную функцию общей регуляции поведения, чем та, которую имеет «задний ассоциативный центр», или, иначе говоря, третичные поля 2-го, ранее описанного блока.

Роль префронтальных отделов мозга в синтезе целой системы раздражителей и в создании плана действия проявляется не только в отношении актуально действующих сигналов, но и в формировании активного поведения, направленного на будущее.

Лобные доли мозга являются одним из важнейших аппаратов, позволяющих животному ориентироваться не только на настоящее, но и на будущее, и т. о. обеспечивают наиболее сложные формы его активного поведения.

Исследования последнего десятилетия показали, что схема рефлекторной дуги не в состоянии объяснить все существенное в строении поведения и что она должна быть заменена схемой рефлекторного кольца, в которой наряду с восприятием и анализом сигналов внешней среды и реакций на них учитывается и то обратное влияние, которое оказывает эффект действия на мозг животного.

Механизм «обратной связи», или «обратной афферентаций», как существенное звено всякого организованного действия явился объектом пристального внимания целого ряда исследователей, назвавшего этот механизм «акцептором действия».

Наблюдения показывают, что наиболее сложные формы «акцептора действия» связаны с лобными долями мозга и что лобные доли осуществляют не только функции синтеза внешних раздражителей, подготовки к действию и формирования программ, но и функцию учета эффекта произведенного действия и контроля за его протеканием.

Как известно, лобные доли человека развиты неизмеримо больше, чем лобные доли даже высших обезьян; вот почему у человека процессы программирования, регуляции и контроля сознательной деятельностью в несравненно большей степени зависят от префронтальных отделов мозга, чем процессы регуляции поведения у животных.

Отличительная черта процессов регуляции сознательной деятельности у человека заключается в том, что эта регуляция совершается у него при ближайшем участии речи, поскольку в отличие от относительно элементарных органических процессов и даже простейших форм поведения, многие высшие психические процессы формируются и протекают на основе речевой деятельности, которая на ранних ступенях развития носит развернутый характер, а затем все более сокращается.

Поэтому есть основания ожидать наиболее грубых нарушений программирующего, регулирующего и контролирующего влияний лобных долей мозга прежде всего на те формы сознательной деятельности, которые совершаются при ближайшем участии речевых процессов.

Показано, например, что ожидание движения на стимул вызывает появление в ирефрон-тальной области коры человекам медленных потенциалов, которые возрастают по амплитуде по мере увеличения вероятности появления ожидаемого сигнала, уменьшаются с уменьшением этой вероятности и исчезают, как только задача отвечать на сигнал отменяется.

Характерно, что эти волны, которые были названы «волнами ожидания», появляются прежде всего в лобных отделах коры и уже оттуда распространяются назад к ролландовой борозде.

Приведенные серии исследовательских работ говорят о том, что кора лобных долей мозга участвует в генерации процессов активации, возникающих в результате наиболее сложных форм сознательной деятельности, которые осуществляются при ближайшем участии речи. Приведенные факты становятся понятными, если вспомнить, что именно эти отделы мозговой коры особенно богаты связями с нисходящей активирующей РФ. Отметим еще раз тот факт, что движение не может управляться одними эфферентными импульсами и что для его организованного протекания необходимы постоянные афферентные процессы, сигнализирующие о состоянии сочленений и мышц, положении сегментов движущегося аппарата и тех пространственных координатах, в которых движение протекает.

Т. о. произвольное движение, и тем более предметное действие, опирается на совместную работу самых различных отделов мозга, и если аппараты 1 -го блока обеспечивают нужный тонус мышц, без которого координированное движение невозможно, то аппараты 2-го блока дают возможность осуществить те афферентные синтезы, в системе которых протекает движение, а аппараты 3-го блока обеспечивают подчинение движения и действия соответствующим намерениям, создают программы выполнения двигательных актов и обеспечивают ту регуляцию и контроль протекания движений, благодаря которым сохраняется его организованный, осмысленный характер.

Примечание.

Подход к мышлению в быту и рукопашной практике неоднозначен уже исходя из того, что все элементы рассудочной деятельности в РБ должны быть не только прочувствованными, но и всегда отвечать насущной потребности, т. к. от указанных обстоятельств зависят жизнь и здоровье воина. В даосской и тантрической йогах, в чань-буддийской практике все эти вопросы отработаны до четкого осознания, прочувствованного состояния достигаемого эффекта.

В отличие от обыденно-практического сознания мыслительные химеры в РБ практически не живут, мгновенно выветриваясь обстоятельствами.

Отметим лишь ключевые моменты. Формирование ощущений, восприятий и представлений происходит с «©функционирования» ССЧ, когда в рамках 5 задающих движение рычагов ССЧ формируются пространственные фигуры их перемещений и распределяются роли. Затем следуют биомеханические связи структуры звеньев ССЧ, построенные на «принципах» движений, образующих впоследствии двигательные законы. Первые же ощущения воина требуют и специфических понятий, которыми описываются создаваемые явления: «цветность», «напряженность тонуса»,

инь-яневские оси восприятия - отношения, инерционность, аура... и т. п. Возникшие из понятий суждения и умозаключения продолжают обрастать новыми категориями, образованными биоэнергетикой, биопрограммированием и психорегуляцией двигательной активности. Следует отметить, что постановочные двигательные задачи решаются вначале в форме «тао», т. е. «голого» движения, связанного с перемещением узла ССЧ в пространстве. Затем следует поиск условий передачи импульса препятствию, а уже после отрабогка т. н. раздеваний противника (рефлекторных, силовых, координационных и т. п.), через которые «доносится» воздействие.

Пояснения:

Авторами рассмотрены в тесных рамках «медицинской биофизики» и «основ нейропсихологии» главы:

- теория регулирования;
- психологическое строение движения и действия;
- мозговая организация движения;
- мышление;
- третий функциональный блок мозга

с тем, чтобы выбрать следующие положения.

Во-первых, обратить внимание обучающихся рукопашному бою на то обстоятельство, что проблемы, которые поднимаются авторами в казалось бы далеких друг от друга дисциплинах, непосредственно связаны с теорией и практикой искусства «бугей». Имеющийся обширный, систематизированный материал с фактическими понятиями позволяет научно подойти как к процессу изучения и формирования двигательных навыков, так и выработке соответствующих свойств нервной системы.

Во-вторых, практически не изменяя стиля изложения в приведенных дисциплинах, авторы обращают внимание обучающихся на более пристальное изучение имеющегося материала в пределах всех имеющихся источников.

В-третьих, получить определенный понятийный набор, которым в дальнейшем представить возможность оперировать изучающим теорию рукопашного боя.

Краткие выводы:

  1.  Организм с его психофизиологическим статусом является сложной системой автоматического регулирования с отрицательными обратными связями.
  2.  Движение и действие носят вполне определенное психологическое строение, которое предусматривает учет требуемой задачи, набор плана выполнения, выполнение и корректировку прилагаемых усилий.
  3.  Оперативную сторону решения стоящей задачи принято считать мышлением, состоящим из определенных фаз.
  4.  Обеспечение выполнения поставленных программ производится 3-м функциональным блоком мозга при ближайшем участии первых двух блоков.
Лонг-центр 2012-2015гг.