Выводы по разделам

В предшествующих разделах авторами рассмотрен ряд вопросов, связанных с одним из видов боевой подготовки воина - бросками. Что следует из сказанного и в чем, собственно, новизна подхода к материалу? Может и нет ничего нового в представленных разделах? Оказывается, есть.

Первое - это понятие структурной схемы человека (ССЧ). Теперь в имеющихся сочетаниях рычагов ССЧ можно вполне определенно говорить о следующих явлениях:

- явлении непосредственного выведения большого рычага груди противника в положение невозможности удержания схемы тела с последующим непроизвольным падением;
- явлении разворота в пространстве рычажных блоков (контура длины приложения сил противника), приводящих к непроизвольному и формируемому усилению падениям;
- явлении опосредованного воздействия на ССЧ, при котором противника вынуждают занимать компенсаторные пространственные положения, влекущие за собой падения и пр.

Рассматривая имеющиеся в разделах вопросы, занимающиеся воины в значительной степени формируют уровень своего боевого сознания. Это положение по-новому открывает взгляд на природу страховки и самостраховки, например. Авторам приходилось не раз наблюдать национальные виды борьбы, в которых самостраховка носила явно бездумный характер. При производстве бедра в грузинской борьбе чиадоба, например, атакуемый воин падает на бок!

С имеющимся понятием структурной схемы человека (ССЧ) вопросы самостраховки начинают звучать предметно. Об этом будет сказано подробно в разделе «Захваты, освобождения».

При новых взглядах по-другому начинают звучать вопросы и страховки. Достаточно отметить тот факт, что сейчас при производстве бросков воин или пассивно сопровождает тело противника, или активно задерживает его падение.

Но ведь можно и создавать активное направление падения противника, формируя его удар с препятствием! Ведь подчас и необязательно производить полный бросок. Особенно на местности или в постройках. Руками, корпусом, ногами можно перемещать ССЧ противника до удара о препятствие или до удара об элементы своей ССЧ или ССЧ воина до нужного эффекта.

Второе. В пределах ССЧ возможно создание вполне вычлененных (определенных) усилий, поддающихся контролю, анализу, а главное, методике отработки. Это положение привело не просто к новой классификации бросков, а сознательному распределению усилий, построению модели броска с его кинематикой, логикой, тактикой.

1-й общий тип бросков - связан с развалом вертикали ССЧ противника, осуществляемым тягой рук через подставки в нижней, средней, верхней сферах, при пассивно, активно, или полуактивно работающих парах сил.
2-й общий тип бросков - связан с развалом ССЧ противника, связанным (вызванным) верхней асимметрией усилия.
3-й общий тип бросков - связан с развалом ССЧ противника, вызванным нижней асимметрией усилия.

Третье - форма бросков, перечисленных выше, дает воину представление о соотношениях создаваемых им усилий и возможных эффектов над ССЧ противника. Зная предельные амплитуды своей ССЧ, воин теперь не будет слепо лепить прием, а будет приводить противника или приводиться сам к кинематической модели, отрабатываемой в процессе обучения.

Представления об амплитудах о пространственных возможностях собственных рычагов у воина формируются из понятий о конусах вращений. Дело в том, что каждый рычаг описывает вокруг центра вращения пространственную фигуру, напоминающую конус. Окончание рычага вращения образует плоскость основания конуса вращения, боковая сторона которого равна длине самого рычага.

Накладываясь на общее движение (а если говорить совсем правильно: благодаря этой особенности рычагов формировать собственные конусы вращений), рычажный набор воина пребывает в сложной зависимости, результат которой выступает в виде закона «восьмерки» - закона непрерывности движения одной конечности!

Очень замечательным становится то обстоятельство, что без знания этого положения трудно создать направленное усилие. Сколько, например, нужно создать усилий на руках, ногах, корпусе, при производстве задней подножки? Вот и идет набор стихий, которые очень легко прячутся за логикой поиска индивидуального решения (ни наставник, ни его ученик, конечно же, не признаются в собственной безграмотности!).

На самом же деле какая здесь может или должна быть логика? Усилия рук при большом конусе вращения р. груди нужно сдерживать. В первой фазе броска воину целесообразнее работать б. р. груди, «пронося» его в пространстве к противнику с небольшим наклоном вперед мимо руки, чуть за фронталь. Затем, сдерживаясь на левой ноге, продолжать доработку б. р. груди, лишь на стадии определившегося падения противника включая руки!

Вот, в принципе, что дает вновь обретенное понятие ССЧ и законов взаимодействия ее элементов.

Четвертое. Говоря о любом акте, явлении, процессе, следует указать о его природе. В основе броска лежат усилия на перемещение вертикали ССЧ противника с таким расчетом, чтобы наступило непроизвольное или сопровождаемое воином его падение.

Приложенные усилия развернуты во времени от какого-то начального значения до максимума. Приложенные усилия сообщают телу противника перемещение, которое вначале может быть компенсировано его противоусилиями. Вроде бы механика ясна. Однако даже поверхностного взгляда на борьбу достаточно, чтобы определить: потемков в ней достаточно. И не только в технике исполнения. Это само собой разумеется, если не строить программу, а вести случайный подбор в фазах борьбы за захват, выведения из равновесия, создания пары сил и пр. Или пробелы, вытекающие из перечисленных упущений уже касательно тактики - как способа переноса на противника имеющихся двигательных программ!

Неясности возникают, как правило, в общем представлении. Отсутствует у воинов общая мысль, нарушен порядок вещей на временном интервале, не ведется подбора к явлению средств.

Даже на первых шагах борьбы воинам следует знать следующее:

1. Имеется вертикаль ССЧ противника со специфической схемой ее поддержания.
2. У данной вертикали ССЧ имеются ярусы, куда следует формировать усилия, а именно: верхний, средний, нижний.
3. Имеется возможность создать усилия во всех указанных ярусах, но предварительно следует вывести из равновесия, основных направлений которого - восемь.
4. Пару сил можно создавать:

а) усилиями рук через подставку в верхней сфере;
б) усилиями рук через подставку в нижней сфере;
в) усилиями рук через подставку в средней сфере;
г) асимметриями верхней и нижней.

Безусловно, имея этот пространственный стратегический фон, становится гораздо легче вести поиски частных решений моментов (тактики).

И последнее. Какого бы многообразия не нес мир бросков, одно остается наиболее существенным: броски производятся в приведении противника на себя то ли спереди, то ли сзади (боковой бросок как разновидность перечисленных вариантов). Это, пожалуй, важно, т. к. позволяет решать круг вопросов с ограниченным количеством начальных условий!

Проблема мгновенной статической позы. Неразвитая, она тем не менее довлеет над воинами. Что авторы имеют в виду, поясним на примерах. Каждое положение воина может и должно сопровождаться каким-то типом броска. Если воин стоит лицом к противнику, ясное дело, он не произведет передней подножки, требующей разворота на 180°. Если воин умеет делать броски только со своей спины, естественно, он начнет приводиться спиной к противнику.

И это плохо. Его мгновенная статическая поза была лицом к противнику. А у этого положения, отметим, имеется явно ограниченный потенциал бросков.

Умение пользоваться имеющимся положением - наиболее весомое приобретение воина. И подход к этому уровню возможен лишь на той базе, которую мы выше изложили.

Авторам в большинстве случаев казалась надуманность положения об отработке одного-двух коронных бросков. Логическая ущербность такой позиции ясна сразу. И это несмотря на то, что «коронками» действительно удается решать массу вопросов при кажущейся эффективности. И как нельзя в жизни прожить с несколькими понятиями, так и решить вопросы борьбы «коронками» не удается.

Совсем другое дело в решении частных мгновенно-статических положений. Здесь необязательно выполнять детально весь набор бросков. Правильно говорят последователи отработки «коронок» - освоить все броски невозможно!

Но решить положение, пусть не очень четким, но все-таки боевым набором движений, воин сможет. Этого никто не станет отрицать. Но выйти на данное положение можно только при помощи вышеизложенной теории, а не стихийно, так как перебор вариантов забирает много времени, которого у борца может и не быть.

Сточки зрения рассмотренной логики, выход на «коронку» - это переходная стадия постижения искусства броска, определение т. н. «узловых точек в двигательной композиции», «наиболее чудесные моменты соотношений сил в производимых эволюциях, которые, несмотря на весь свой эффект - частности мира борьбы».

Сточки зрения авторов, формирование мировоззрения, полем которого является выбранный вид боевой деятельности, - занятие не только нужное, достойное, обязательное и необходимое обществу, но и наиболее правильное, т. к. позволяет максимально относиться со средой.

Лонг-центр 2012-2015гг.