Захваты

В предшествующих разделах авторами были рассмотрены вопросы ударов, бросков, борьбы лежа.

Во всех этих боевых эволюциях в различной степени проходил материал, который в данном разделе «Захваты» будет рассмотрен более детально.

Начнем с того, что отметим: захваты связаны с человечеством вообще, исторически. При помощи захватов решались вопросы обеспечения жизни вначале на деревьях, затем на земле. Справедливости ради скажем, что жизнь на деревьях требовала специфического отношения работы верхних и нижних конечностей проточеловеческих существ, а также всех нервных и анатомо-физиологических механизмов. Самое парадоксальное состоит в том, что сменив образ жизни и развив в частностях функции верхних конечностей (рук), природа оставила нам прежние механизмы управления движением. Авторы уже замечали, что вопросы боковой и скрестной симметрии для многих спортивных представителей остаются до сих пор темным лесом. Зная их почву, безусловно, легче было бы строить двигательные программы.

Есть еще очень тонкая проблема. Смысл ее состоит в том, что движение вообще может одновременно быть и анатомической особенностью организма (рычага, набора рычагов), и условиями передачи импульса препятствию. Поясним это положение. У рычага всей ноги рабочая характеристика (дуга основания конуса вр.) - очень большая, порядка 175-220°, т. е. незанятым р. ноги можно совершать широкоамплитудные движения. Это и есть анатомическая особенность конечности. Ходьба же совершается при 5-10° рабочей дуги основания к. вр. р. всей ноги. Это и есть условия передачи импульса препятствию (собственно, условия передачи импульса препятствию выражаются в угле постановки рычага на препятствия; указанным углом рабочей дуги в 5-10° мы создаем наиболее оптимальные соотношения с дорогой в данном случае).

Так вот, работа конечностями без снарядов требует одних двигательных механизмов, которые где-то исторически детерминированы. Работа со снарядами, выполняющими

вспомогательную функцию (достать ими что-либо, упереться во что-нибудь и пр.), требует других двигательных механизмов, база которых теперь уже только упирается в исторически детерминированные, остальное приходит в порядке приобретения условных рефлексов. А вот уже собственно работа на инструментах достижения целей требует наиболее развитого условного рефлекса, еще далее отстоящего от исторически детерминированных двигательных программ. Неучет этих особенностей приводит к тому, что невозможно грамотно построить движение, а, следовательно, эффективно пользоваться имеющимися орудиями (мечом, ножом и пр.)

Движения, которыми воин «водит» снаряд, относятся в группе движений соотношений организма со средой, в лучшем случае. Этой группой невозможно создать наибольшего эффекта на рычаге, занятом снарядом, так как эта новая структурная композиция требует и новой механики. Дело иногда доходит до пассажа. Воин отрабатывает десятки лет продольные удары в каратэ, например, а кирпичи колет врожденным усиленным разгибом рычага предплечья!

Уместно спросить, почему же тогда имеющийся эффект, например, на ноже? Дело в том, что сам нож носит свою функцию. Если он будет даже неподвижно висеть в пространстве, идущая на него рука будет травмирована, т. к. свойства ножа заведомо определяют этот эффект. И подчас даже неважна безграмотность противника, держащего нож. Достаточно того, что в самой категории ножа заключена степень травмирования воина!

Итак, отметим: в процессе исторического развития человека обращение к захватам было связано с поддержанием существования вообще (широкий круг движений, давший базу анатомических особенностей конечностей) и осуществлением целенаправленных, организованных движений (узкий круг движений, совершаемый на базе анатомических особенностей, т. н. «рабочие з. характеристики» дуг оснований к. вр.), в частности.

Рассмотрим теперь некоторые особенности перемещения тела. При схватывании передними конечностями веток перед собой животное, жившее на деревьях, получало возможность движения вперед, будучи своеобразным маятником.

В этом случае могло наблюдаться несколько типов перемещений. Пассивное вперед-назад, например. Или произвольно маховое, при некоторой тяге. В указанных положениях можно было выполнить ряд подтягиваний, которые переводились затем в комплексные движения по изменению пространственного положения тела существа по высоте.

Если учесть, что к этим последующим движениям своеобразно присоединялись нижние конечности, которые могли выполнять также чисто опорные, промежуточно-опорные и активные тяговые функции, станет ясно, сколь многосложен двигательный мир четырехруких животных!

Это короткое замечание приведено с целью дать представление о захвате не как о некоей стихии, а как о вполне сформированной в свое время двигательной системе, от которой многое сохранилось у человека по настоящее время!

Несмотря на то, что нижние конечности у нас, людей, выполняют чисто опорные и промежуточно-опорные функции, мышечный состав их и управляющие ими отделы ЦНС особых морфологических изменений не претерпели.

Естественно, функциональные различия имеются и достаточно наглядные. Человек, например, не может ногами проделывать такие тонкие двигательные операции, которые легко удаются приматам. Однако развить свои способности в управлении нижними конечностями человек в исключительных случаях может.

Известны факты, когда при отсутствии рук художникам удавалось рисовать на стандартных листах ногами (!), причем качество рисунка было столь высоким, что специалистам и в голову не приходило связать исполнительное мастерство не с руками.

Сказать, что цивилизованный образ жизни отнял у нас способность управления нижними конечностями, - значило бы скорее постановку нового вопроса, чем утверждения какой-то мысли.

Непроизвольно возникла бы проблема начальных условий для дальнейших рассуждений. Поступим так. Примем к сведению бесспорный факт: цивилизованный образ жизни значительно сузил использование нижних конечностей, возложив на них основные опорные функции - а уже от этого факта будем развивать далее тему.

В пределах опорной функции ног осуществляется перемещение тела человека с использованием фаз заносов, опор восстановления равновесия с последующим новым заносом.

В боевой практике, следовательно, должно наблюдаться, в первую очередь, широкое использование именно опорной функции.

Но здесь-то нас и подстерегает первая отмель. Что необходимо воину? Очевидно, начальная стойка. Под этим подразумевается некоторое устойчивое положение, дающее возможность производить боевые эволюции воина.

С одной стороны, положение (стойка) воина должно обеспечивать определенную сопротивляемость на создаваемые атакуемым противником усилия.

С другой, именно создание усилий противника диктует в меру пластический характер этой стойки, чтобы не «развалиться» под воздействием, которое именно и совершается с этой целью. В этом нами названном незначительном эпизоде у стойки усматриваются взаимоисключающие характеристики: опорная сопротивляемость (скажем так) и пластичность.

На указанных качествах развивается первоначальное сглаживание усилий противника, отнесенных к ССЧ воина. Дальнейшего сглаживания усилий противника, вплоть до полного гашения таковых, можно достичь, перемещая ССЧ воина в пространстве.

Эволюция перемещения ССЧ имеет свои этапы.

Перемещение начинается с того, что ССЧ воина из статической устойчивости (поддержания равновесия) переводится в динамическую устойчивость (подготовки к работе). Последнее достигается выполнением сгибов в суставных организациях рычагов ССЧ.

Следующим этапом является разгиб набранной группы рычагов в суставах, т. е. начальная фаза собственного перемещения ССЧ, связанная с последующими освобождениями опорных рычагов, выбором новых опор, построением промежуточных фаз положений ССЧ, набором соотношений в самих элементах ССЧ при заносах (выходах в опору) и нахождением оптимальных условий передачи импульса препятствию. Причем на восстановление равновесия могут идти как первоначальные опорные элементы (скачки, например), так и последующие опоры дальней ноги.

Рассматривая перемещение, следует определиться с его физикой. Но прежде авторам хотелось бы поделиться некоторыми замечаниями. Практика показывает, что от требований, лежащих в предмете, и идет поиск истины. Справедливости ради отметим, что в жизни при взглядах на явления часто возникают объяснения их природы, подчас совершенно противоречивые. О чем это говорит?

Во-первых, с какой стороны производится подход к явлению.
Во-вторых, с каким требованием обращаться к явлению.
В-третьих, каков уровень обращающегося и какова методика постижения.

Перечисленные замечания дают право расположить истину в центре круга некоего диаметра, отстояния от центра (истины) и направления на наблюдателей дают фактическую картину отношения мнений указанных наблюдателей к содержанию (сути) явления.

Вернемся к вопросу перемещений. Для чего они нужны - мы отметили. Как происходят, ниже разберем.

Сгибы-разгибы рычагов в суставных организациях вызывают колебания ССЧ. В «Принципах построения движений» мы отмечали, что колебания могут быть автономными (из тзб. комплекса, кол. сустава, голеност. сустава, например) и комбинированными.

Причем, при комбинированном исполнении доля каждой суставной организации в движении своя.

Это зависит прежде всего от того, какова суставная организация ведущая, а какова ведомая в рассматриваемом виде движения. Отмечали мы также и то, что даже в пределах одной автономной структурной организации возможны два вида колебаний: длиннопериодические и короткопериодические. Зависит это различие от того, на каком участке дуги основания конуса вращения рычага названной системы мы строим движение.

Если при этом суммарная составляющая усилий направлена вверх, т. е. угол между горизонтом и проекциями Р сумм, равен 90°, мы имеем вертикальные перемещения ССЧ воина.

Создавая некоторые углы в тзб., коленном, голеностопном суставах, мы раскладываем суммарную составляющую усилий на вертикальные и горизонтальные проекции. Горизонтальная составляющая проекция является показателем нашего перемещения в горизонтальной плоскости, вертикальная - в вертикальной. Следует помнить, что на самом деле ССЧ воина имеет поступательное перемещение, т. е. наличие продольного и вращательного. Говоря о движении в горизонтальной плоскости, надо учесть, что под этим понятием кроется проекция траектории ССЧ воина на горизонтальную плоскость!

Итак, сделаем вывод: в результате наших стараний мы получили возможность одновременно участвовать в двух видах движений, которые определяют результирующее движение, направленное под углом к горизонту!

Некоторым образом, варьируя углы и создаваемые усилия, мы можем набрать обильнейший набор перемещений вперед-назад, влево-вправо, всевозможных вращений, заходов, отходов, отскоков и пр. и пр. и пр., различных длительностей, амплитуд, частот.

Бытует правило, что ноги дают 70% победы воину. Никто, правда, процентов не считал, но вклад ног в организацию подбора дистанции для боевых эволюции воина, действительно, большой. Из некоторого материала всегда предпочтительно выделить некоторую систему. Не будем и мы отступать от этого правила.

Вначале мы отметили, что должна быть определенная стойка (положение) ССЧ, которые содержат полярно противоположные качества: опорность и пластичность.

Далее мы подошли к перемещениям ССЧ воина в пространстве, отметив, что они происходят на основе разложения усилий разгибов рычагов ССЧ на составляющие, требуемое из которых - движение вертикали ССЧ под углом к горизонту, - мы и выбираем.

Разовьем несколько выбранную тему. К управлению рычагом всей ноги подходят по-разному. Мы идем по пути развития естественных двигательных начал. Одновременно учитываем, что имеется некоторое ограничение этих двигательных начал со стороны стопы. Если бы стопа выполняла полностью свои функции (как у парноруких), разговор пошел бы о т. н. двойном участии тзб. суставов. Это участие было бы связано с растяжением при висах и сжатиях при стояниях этих звеньев ССЧ. В связи с тем, что у нас отсутствуют хватательные начала стопы, следовательно, остаются лишь опорные.

Тем не менее, хватательные движения рычагов нижних конечностей, в свое время, имели место, доводя конечность до цели захвата. Эти перемещения вызывались работой мышц тзб., коленного, голеност. суставов.

Именно-то и эту сторону явления следует тонко использовать! Теперь уже ясно, что во всех ударах ног, захватах ногами, перемещением р. р. ног в пространстве и т. п. «работают» именно механизмы, в свое время обеспечивающие захваты нижними конечностями! В те далекие времена за захватом следовало растяжение суставных организаций, связанное с висом существа, который для нас уже упущен! Делая из сказанного вывод, отметим: в фазе подготовительного движения следует механику захвата нижних конечностей «переводить» на себя, т. е. не хватательное изучать движение, а обеспечение перемещения конечности группами мышц тзб., коленного, голеност. суставов к пространственной цели, т. е. изучать механизмы «предзахвата».

Все же, что касалось в свое время сжатия, практически не изменилось.

При таком подходе к изучаемому в разделе предмету автоматически упраздняются проблемы, стоящие перед воинами в процессе обучения. Переходя к верхним конечностям (рукам), отметим существенную особенность нижних - основная функция опорная, обеспечивается базой хватательных, выводящих конечность в положение опоры.

У верхних конечностей основная функция - хватательная, обеспечивающаяся чисто своей подготовительной базой!

«Переворачивая» на себя «хватательность», т. е. затрагивая приводные элементы, умышленно «отключая» кисть (сжимая ее в ударах), мы обращаемся к «душе» ударов, т. е. обращаемся к явлениям, которые удары порождают.

Бытует мнение невозможности формирования ударного и броскового движений на одних и тех же механизмах. Невозможность этого соединения - кажущаяся. При указанной выше позиции рассмотрения вопроса явно усматривается логическое их единство. И происходит это единство на базе «подготовительных движений рычагов рук к захвату».

«Упирая» на захват, мы понижаем остроту подготовительных движений, производя борца.

«Упирая» на удар, мы «отключаем» элементы захвата, всецело обращая внимание на подготовительные движения.

Таким образом, качество и степень подготовительных захвату движений определяют указанные различия.

В более детальном рассмотрении вопросов бросков и ударов будут определены понятия броска и удара, а также отнесены их фазы друг к другу так, что станет ясно, где фаза одного движения становится организацией другого движения, то есть как «вяжутся» друг с другом ударные и бросковые движения.

В процессе человеческой эволюции, за время потери приобретений управления нижними конечностями, шло освоение двигательных горизонтов верхними конечностями. Однако, навыки эти носили специфический характер. Связаны они были, в основном, с тонкими дифференцировками в работе кисти.

Вряд ли стоит сейчас говорить о маломощной руке цивилизованного представителя как о приобретении. Рука - специфический продукт труда. Она сыграла свою историческую роль в организации абстрактных форм мышления человека, сейчас же является материальным (вещественным) рычагом сознания.

Кисть приобрела огромный диапазон прикладности, возможность производства сверхсложных операций. Из нейрофизиологии известно, как развились двигательные (моторные) участки коры головного мозга, зоны, ответственные за речь и управление рукой вообще, кистью, в частности. Тем не менее, стоит на любого представителя человечества надеть боксерские перчатки, и станет ясно: управление рукой не коснулось локтевого и плечевого суставов.

Сводя всю работу к управлению кистью, цивилизованное человечество использовало основные задающие движения звенья рычага руки для организации обеспечения указанной работы кисти. Таким образом, программные движения на этих суставно-рычажных организациях приходится десятилетиями приобретать заново!

В первых двух больших разделах (в некоторых доработках в трех) авторами рассмотрены законы построения движений одним рычагом руки (мы назвали его рычаг плечевого концевика вращения), двумя руками.

Рассмотрены возникающие при движении явления, намечены пути освоения движений.

Несколько схематично даны понятия об условиях, обеспечивающих протекание процессов передачи импульсов препятствиям.

Данное вступление сделано с тем, чтобы ясно было следующее. В разделе мы рассмотрим захваты, но движения, которые предшествуют захватам, имеют свою природу, свои особенности; имеют характер протекания; связаны условиями взаимодействия.

И коль скоро рассматривается захват, следует всегда видеть то множество положений, которые стоят перед ним, следуют за ним, определяют его. Все это в боевой практике искусства рукопашного боя именуется полем прикладности.

Что поразительно, многие понятия р. боя находят отображение в кибернетике, логике, философии, нейропсихологии и пр.

Авторы еще раз имеют намерение подчеркнуть:

- на первом этапе познания - рукопашный бой - средство победить противника в дуэльной ситуации отсутствия или невозможности использовать противником огнестрельного оружия;
- на втором этапе познания - рукопашный бой - способ познания мира через обращение к теоретическим и практическим знаниям человечества;
- на третьем этапе познания - рукопашный бой - оперирование полученными психофизиологическими компенсациями в социальной среде, наиболее плодотворное проявление развитых до гениальности способностей с определенной сознательной целью.

Лонг-центр 2012-2015гг.